<a href="http://instaforex.com/ru/" _fcksavedurl="http://instaforex.com/ru/">ИнстаФорекс портал</a>

BEPS сделает так, чтобы бизнесу стало слишком дорого выводить деньги в оффшоры — юрист

9 января 2019 - News
article293059.jpg

В начале 2017 года Украина присоединилась к плану ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития) по противодействию размыванию налоговой базы (план BEPS ) и взяла на себя обязательства выполнить первоочередные меры. Этого пока не видно невооруженным глазом, но мы сделали первые шаги вперед в рамках борьбы с выведением денег за рубеж. С этой осени Национальный банк стал в какой-то мере локомотивом внедрения плана BEPS в Украине.

Казалось бы, где налоговая политика, а где НБУ. Но и то и другое сводится сейчас к борьбе с выведением капитала из Украины и всеми вытекающими последствиями, в частности, плохим влиянием на платежный баланс страны и на курс гривны. Поэтому Нацбанк решил усилить Министерство финансов. Вместе они разработали законопроект о BEPS . Светлана Мусиенко, партнер юридической фирмы «Sayenko Kharenko », пояснила delo .ua , к каким изменениям стоит готовиться бизнесу и богатым украинцам с активами за рубежом.

Начнем с общего: какие, по вашему мнению, «искажения» в украинской экономике должен устранить план BEPS?

BEPS — это не украинский «велосипед». Его начала разрабатывать ОЭСР еще в 2010 году по заказу стран Большой двадцатки. 20 самых крупных экономик мира поняли, что транснациональные корпорации их переигрывают на поле налогообложения. У корпораций много финансовых и экспертных ресурсов, чтобы действовать синхронно и согласованно в разных юрисдикциях, где зарегистрированы их предприятия. И лазейки в законодательствах разных стран давали совершенно законную возможность выводить капитал из одной страны в другую и не платить налоги. Транснациональные корпорации этим пользовались.

Большая двадцатка решила объединить усилия и разработать общую налоговую политику.

Она должна была закрыть лазейки и не позволить компаниям, у которых производства, ресурсы и рабочая сила находятся в одной стране, платить там минимальные налоги, а прибыль выводить в те страны, где ставки налогов либо минимальные, либо нулевые.

Так появился план BEPS, который состоит из 15 мероприятий. Украина оказалась в последнем эшелоне стран, которые решили имплементировать у себя эту налоговую политику.

После принятия нового закона о валюте сразу отменили некоторые важные, но все же мелкие, ограничения. Основную часть валютных ограничений НБУ готов снять только после выполнения Украиной плана BEPS. Почему?

Нацбанк как регулятор должен обеспечить финансовую стабильность в стране. А ее легче обеспечить, когда нет перетока капитала в страны с низкими налогами.

Не секрет, что сейчас в оффшорах находятся большие деньги происхождением из Украины.

BEPS должен, во-первых, помочь вернуть эти деньги. Во-вторых, сделать так, чтобы стало невыгодно, слишком хлопотно и дорого выводить деньги из страны, создавая оффшоры.

Меры BEPS и новые налоговые нормы будут задевать в первую очередь трансграничные операции украинских налогоплательщиков и нераспределенную прибыль, уже накопленную в оффшорах.

Влияние будет в первую очередь на крупные компании?

Разработанный законопроект Нацбанка и Минфина, который внедряет нормы BEPS, повлияет в первую очередь на богатых украинцев, у которых есть зарубежные структуры с оффшорами и активами, которые не раскрыты в нашей стране.

Также будет влияние на крупный и, возможно, средний бизнес. Речь идет об украинских группах с иностранными надстройками. Ведь многие украинские компании структурированы таким образом, что материнская компания или другие компании группы выведены за рубеж. Их BEPS, конечно, затронет. Если обобщить, то новые правила затронут все компании, где в корпоративной структуре есть иностранный элемент, и с ним происходят транзакции из Украины — за приобретение товаров, работ или услуг, перечисление роялти, процентов по кредитам и так далее.

Украина взяла на себя обязательства внедрить то, что называется «минимальный пакет плана BEPS». Это — четыре мероприятия: отменить вредные налоговые режимы, изменить нормы по трансфертному ценообразованию, изменить соглашения об избежании двойного налогообложения, а также повысить эффективность механизмов разрешения споров. Как у нас успехи?

Украина, как и другие страны, будет отчитываться перед Организацией экономического сотрудничества и развития об успехах выполнения BEPS за 2018 год. Если бы у нас не было прогресса, пострадала бы репутация. Развитые страны увидели бы, что Украина ведет себя некооперативно в обеспечении налоговой прозрачности. Но Украина все же показала большой прогресс. И это хорошо.

Одно из мероприятий «минимального пакета» — пересмотр законодательства от вредных налоговых практик — зачлось нам по умолчанию. У нас «вредных практик» в понимании ОЭСР не было.

Еще по двум мероприятиям — об изменении соглашений об избежании двойного налогообложения и повышении эффективности механизмов разрешения споров — удалось продвинуться потому, что Украина подписала соглашение MLI (Multi-Lateral Instrument). Это соглашение вносит изменения сразу во многие действующие соглашения об избежании двойного налогообложения. И это очень важный шаг.

Изначальная цель этих соглашений была в том, чтобы снять с транснациональных компаний двойную налоговую нагрузку и позволить им платить налоги только в одной из стран.

Но они использовались креативно и стали инструментом минимизации налогов. Благодаря соглашениям было возможно двойное неналогообложение бизнеса, когда компании не платят налоги ни в одной, ни в другой стране. И это происходило совершенно законно.

Поясните, как происходит такое двойное неналогообложение бизнеса?

Это касается тех ситуаций, когда в пользу зарубежной компании группы выводятся пассивные доходы: как правило, это дивиденды, проценты или роялти. Соглашения об избежании двойного налогообложения позволяют платить налог на эти доходы только в одной из стран. Согласно домашнему законодательству ряда стран, в них такой налог можно не платить вовсе или платить по очень низкой ставке.

Получается, в Украине не удерживается налог на доходы нерезидента благодаря соглашению, а в другой стране-получателе — благодаря нормам ее домашнего законодательства.

Все, что в таком случае нужно было сделать украинскому плательщику, — открыть в другой стране «компанию-пустышку», которая на самом деле не будет вести никакой экономической деятельности. Единственное, для чего нужна такая «пустышка», — дать доступ к соглашению об избежании двойного налогообложения и транзитом переправить деньги в оффшор.

Так вот MLI вводит так называемый «тест основной цели» и меняет философию так, чтобы оставались льготы для реального бизнеса, реальных трансграничных операций с экономической сутью, но их нельзя было применить для «компаний-пустышек», через которые просто гоняются деньги. Если будет доказано, что хотя бы одной из основных целей создания иностранной компании была налоговая минимизация, компании могут отказать в льготном налогообложении.

Соглашение MLI, которое подписала Украина, внесет изменения сразу в 44 соглашения об избежании двойного налогообложения (в Украине их около 80 — Ред.). В частности, в соглашения с Кипром, Люксембургом, Объединенными Арабскими Эмиратами, Сингапуром. Но не внесет в соглашения с Нидерландами, Швейцарией (Нидерланды, в частности, нередко используются украинскими компаниями для минимизации налогов — Ред.). Правда, соглашение MLI и изменения заработают лишь после того, как его ратифицирует украинский парламент.

Какие изменения Украина должна внести в трансфертное ценообразование в рамках BEPS ?

Прежде всего — принять норму, которая обяжет украинские компании, которые являются частью международных групп, подавать специальный отчет — Country-by-Country Report (или CbCR). Изменение выглядит техническим, но на самом деле этот отчет очень важен.

Это большая сводная таблица, где перечисляются все предприятия группы, их юрисдикции, активы, основные средства, персонал, оборот, основные функции, сумма уплаченных налогов. Имея доступ к этому отчету, украинская налоговая служба сможет увидеть «большую картину» и больше узнать об иностранных предприятиях, которым украинские плательщики в рамках группы перечисляют значительные суммы денег.

Если у них большой оборот, но крошечная сумма уплаченного налога, нет персонала и основных средств, может возникнуть подозрение, что это — «пустышка». В этом вся суть BEPS: он направлен на борьбу с «компаниями-пустышками», которые не имеют экономической сути и используются, чтобы не платить налоги.

В Европе такой отчет должны подавать большие группы с оборотом больше 750 млн евро в год. В Украине предлагают снизить порог и обязать подавать отчет группам с оборотом 50 млн евро. Правда, получить доступ к этой информации украинская фискальная служба сможет только после того, как законопроект будет принят.

Какие еще системные изменения в налоговой политике предусматривает разработанный законопроект?

Что касается трансфертного ценообразования, то в законопроекте много технических изменений, которые важны для экспертов и юристов. Но вместе с госбюджетом — 2019 Верховная Рада приняла изменения в Налоговый кодекс. И там тоже были важные идеологические изменения по трансфертному ценообразованию.

Парламент принял норму, которая закрепляет доминирование сути операции над ее формой. Она призвана решить ситуации со злоупотреблениями правом.

Сейчас украинский подход — это о бумагах, подписях и о том, что каждых «чих» должен быть задокументирован. Новая же норма разрешит налоговым органам смотреть на суть операции.

Если у них будут подозрения, что форма скрывает суть операции, то они могут отложить форму в сторону и смотреть на операцию со связанным лицом по сути.

Но риск в том, что здесь появляется субъективность. И чтобы она оставалась здоровой, нужен высокий уровень экспертизы самих налоговых органов, налогоплательщиков и судов, которые будут рассматривать такие дела.

Бизнесу хочется пожелать усердно и заранее анализировать свои нетипичные и крупные операции. А налоговым органам хочется пожелать, чтобы они использовали этот инструмент редко, но метко. По прямому его назначению, чтобы он ни в коем случае не стал репрессивным механизмом.

В законопроекте Нацбанка и Минфина есть норма, которая должна обязать украинцев декларировать иностранные активы и платить с них налог. Как она должна работать?

Законопроект предлагает ввести в Украине специальный налоговый режим для контролируемых иностранных компаний. Богатые украинцы нередко имеют такие себе «оффшорные кошельки», куда выводятся деньги без налогообложения.

Основная цель предлагаемого режима — сделать слишком дорогим и обременительным использование таких схем. Чтобы бенефициар, который думает о создании или продлении работы оффшора, посчитал и понял, что ему это не выгодно.

Новые правила обяжут физлиц включать в годовую декларацию прибыль, которую получает подконтрольная иностранная компания, и платить с нее украинский подоходный налог по ставке 18 %. Получается, если иностранная компания создавалась, чтобы вывести деньги из-под налогообложения, ее содержание станет невыгодным. К тому же по этой компании нужно будет подавать много отчетов, а за их неподачу будут предусмотрены штрафы. Пропадает финансовая мотивация создавать такие «оффшорные кошельки»: дорого, хлопотно, рискованно.

Но новые правила должны целиться непосредственно в схемы. Они должны бороться с «компаниями-пустышками», но не задевать добросовестные компании. Поэтому налог будет применяться, только если выполняется ряд условий. Во-первых, если оборот всех контролируемых иностранных компаний одного физлица превышает 1 млн евро в год. Во-вторых, есть критерий страны. Платить не нужно, если у Украины со страной есть соглашение об избежании двойного налогообложения, если страна не входит в кабминовский перечь оффшорных зон, если ставка налога на прибыль не ниже 13%, либо же доля пассивных доходов (дивиденды, проценты и роялти) в общей структуре доходов компании меньше 50%.

Но есть очень важное «но». Если платить налог нужно только в случае выполнения этих условий, то отчитываться о существующих контролируемых иностранных компаниях нужно, даже если есть льготы. При этом чтобы не платить налог, нужно собрать массу подтверждающих документов. Норма выписана очень жестко. Полагаю, чтобы добавить хлопот бенефициарам таких компаний и заставить их серьезно задуматься, а нужно ли им это.

Не разобьется ли эффективность этой нормы о неспособность украинской ГФС?

Такой риск есть. Но основной риск, и его озвучивали и многие эксперты, и глава налогового комитета Верховной Рады Нина Южанина, кроется в другом. Из-за жесткости нормы некоторые богатые украинцы могут перестать быть налоговыми резидентами Украины. Опыт других стран показал, что это — возможное последствие.

Предложение Нины Южаниной о «нулевом декларировании», по вашему мнению, направлено на то, чтобы богатые украинцы добровольно раскрыли свои зарубежные активы?

Отмечу, что нормы о «нулевом декларировании» нет в законопроекте Нацбанка и Минфина. Нина Южанина говорила, что готовит отдельный законопроект.

Все понимают, что в оффшорах за много лет накопились большие деньги. Поэтому Южанина говорит, что нужно провести разовое признание всех иностранных активов, дать возможность задекларировать, заплатить с них налог и подвести некую черту под этой историей.

Речь не идет о налоговой амнистии, речь идет о добровольном раскрытии всех накопленных в оффшорах активов и о том, чтобы заплатить с них налог.

Это позволило бы начать все с чистого листа и обеспечило бы эффективность режима о контролируемых иностранных компаниях.

BEPS сделает так, чтобы бизнесу стало слишком дорого выводить деньги в оффшоры — юрист

А если украинцы не захотят «раскрываться», как налоговая будет искать информацию об их активах?

В Украине ведется работа в таком направлении, как повышение налоговой прозрачности.

Самый важный инструмент для этого — внедрение автоматического обмена налоговой информацией по стандарту CRS. Это ток, который бы оживил все нормы плана BEPS, в том числе и о контролируемых иностранных компаниях. В Украине пока этот стандарт не внедрен.

Первичную информацию о налогоплательщиках собирают банки. Так вот формат автоматического обмена обязывает банки в течение года накапливать информацию о клиентах, паковать ее и отправлять в налоговые органы.

Если бы Украина к нему присоединилась, наши налоговые органы могли бы видеть информацию о бенефициарных собственниках компании, об оборотах по счетам украинских плательщиков в иностранных банках, об остатках на счетах, о полученном доходе.

К автоматическому обмену уже присоединилось большинство интересующих Украину юрисдикций — Британские Виргинские острова, Бермуды, Каймановы острова, Люксембург, Лихтенштейн, Швейцария, Нидерланды, Кипр, Великобритания. Но Украина пока фигурирует в перечне стран, которые еще не определили дату первого обмена информацией.

Сейчас же Украина работает в формате обмена налоговой информацией по требованию. Это — долгая бюрократическая процедура. Нельзя, условно, кипрские налоговые органы спросить о чем-нибудь на всякий случай — только под конкретное расследование, конкретный вопрос.

Вернусь к вопросу о неспособности украинской ГФС. Как вы считаете, не разобьются ли инициативы об автоматическом обмене информацией о невозможности фискалов их реализовать и ими пользоваться?

Мне кажется, это проектная вещь. Да и у нас нет другого выбора.

В вопросах налоговой прозрачности Украина не может себе позволить занимать позицию между Того, Руандой и Угандой.

Да, система обмена налоговой информацией — это сложная техническая задача. Нужно разработать ИТ-инфраструктуру, обеспечить ее безопасность, пройти аудит ОЭСР — другие страны хотят быть уверены, что будут соблюдены высокие стандарты конфиденциальности и безопасности. Да, нужно захотеть, взять и сделать.

Почему даже Британские Виргинские острова, Кипр и другие классические оффшорные страны делают в налоговой прозрачности большие успехи, чем наша страна?

Мне тяжело сказать. Я полагаю, что свои шаги такие страны делают под большим давлением. Не войти в черные списки США и Евросоюза — это для них вопрос выживания. У них вся экономика держится на банковских услугах и корпоративном секторе. И если Соединенные Штаты требуют от кипрского центрального банка, чтобы он обязал свои банки перестать работать с «компаниями-пустышками», то кипрские банки плачут, превращают свой бизнес в «комплаенс офис с побочной банковской функцией» (как грустно пошутил один из Кипрских банкиров), но отказать США не могут. Они понимают безальтернативность и вынуждены приспосабливаться.

Высказывается мнение, что Украина может быть готова начать обмениваться информацией в 2021 году по итогам 2020 года. Вряд ли получится быстрее. Нужно понимать, что это — полная перезагрузка системы, все тайное станет явным.

Я вижу, что многие украинские бизнесы и бенефициары уже начали критическую ревизию зарубежных структур. И это может выглядеть странным, потому что стандарта автоматического обмена в Украине еще нет. Может сложиться впечатление, что времени до внедрения еще много. Но на самом деле это не так. Чтобы перестроить зарубежную структуру по новым правилам и требованиям к прозрачности, экономическому присутствию и комплаенсу, нужно много времени, больше, чем раньше. К «точке невозврата» (когда заработает автоматический обмен) подготовленными подойдут именно те компании, которые это понимают и работают в этом направлении.

Не пропустите самые важные новости и интересную аналитику. Подпишитесь на Delo.ua в Telegram

Поделиться:
Рейтинг: 0 Голосов: 0 6 просмотров

Комментарии (0)

← Назад

Популярные клубы
Рейтинг — 355 5 участников
Рейтинг — 330 2 участника
Рейтинг — 300 2 участника
Рейтинг — 255 3 участника
Рейтинг — 0 1 участник
Рейтинг — 0 1 участник